Инвалидность и тюрьма не помешали музыкальной карьере

На звездном небосклоне зажигается новое имя — Максим Куст.

Его уже сравнивают с легендарным Михаилом Кругом. Он тоже работает в жанре шансона, его песни завораживают. Отдельного внимания заслуживает биография восходящей звезды.

ИНВАЛИДНОСТЬ

— Отец мой работал водителем, мама — в заводоуправлении — обычная простая семья. Фамилия Куст — своя, родная, псевдоним придумывать не надо, — улыбается мужчина. Его оптимизм и энергия вызывают уважение.

— Как произошла авария, поделившая вашу жизнь на до и после?

— Ехали с друзьями на автомобиле из Москвы. Водитель проморгал поворот, влетели на ремонтируемый мост и… упали с него вниз. Я пришел в себя, друзья погибли. Два последующих года провел в больницах, восстанавливался с огромным трудом. Рядом находились мама, бабушка, тетя, отец. А вот жена Жанна со мной развелась, хотя на момент аварии мы ждали дочку, насколько мне известно, сделала аборт. Видимо, испугалась. У нее давно своя жизнь — муж, четверо детей, пусть будет счастлива. Прежние друзья тоже постепенно испарились, ну а чего им со мной возиться? Рядом остались только близкие.

— Случались минуты отчаяния?

— Конечно. Но я тренировался каждый день по много часов. Учился двигать пальцами рук, потом — хотя бы садиться. Купили тренажер Дикуля. Мечта была одна — восстановиться. И держала музыка. Обещал родным: «Придет время — буду выступать в Москве в Кремле, а вы — сидеть в зрительном зале в первых рядах». Они переглядывались и плакали.

ТЮРЬМА

— В отличие от Михаила Круга, воспевавшего тюремную романтику, но самого не сидевшего, у вас был реальный срок.

— Да, была и такая страница в моей жизни. Научился передвигаться на коляске, продолжал писать песни. Познакомился с Андреем Заря (известный в кругах поклонников шансона артист. — Авт.). Ему понравилось мое творчество, вместе записали альбом «Грусть и страсть». Андрей мне помог в Москву переехать, познакомил с друзьями-шансонье. Жизнь вроде бы налаживалась. Но я не терял надежды однажды снова обрести возможность ходить. Узнал, что в Израиле есть клиника, где ставят на ноги даже безнадежных. На операцию требовались деньги, у меня этой суммы не нашлось. Вот и решил подработать — и заработал серьезный срок. Бабушка с отцом из тюрьмы меня не дождались, и Андрей Заря тоже ушел из жизни в 2014-м.

Наши тюрьмы не адаптированы под инвалидов. Очень было сложно, — вздыхает шансонье. — Спасало творчество. Продолжал писать песни, стал лауреатом известного за колючей проволокой конкурса «Калина красная». Александр Яковлевич Розенбаум как-то давал мастер-класс в нашей зоне. Я спел ему две свои песни. Он сказал: «Не бросай музыку, это твое, работай, а я поддержу». Он и другие неравнодушные люди ходатайствовали, чтобы меня освободили условно-досрочно. И меня освободили — вернулся в Брянск к маме. Там и живу. Иногда выбираюсь выступать в Москву и другие города — участвую в сборных концертах со звездами шансона. Верю, что со временем сбудется моя мечта — собрать зал Кремлевского дворца!

После концертов часто получаю письма в соцсетях. Одна женщина, к примеру, недавно написала: «Бросила курить благодаря вашим песням, спасибо». Другая прислала такое: «У мужа последняя стадия онкологии, от отчаяния спасают только ваши песни». Значит, не зря пишу и пою.

МЕЧТЫ

— Удалось ли наладить личную жизнь?

— Нет. Хотя поклонницы пишут, предлагают встретиться. После моего участия в известном телешоу одна женщина даже написала: «У меня трехкомнатная квартира, переезжай ко мне в Барнаул». Отказался, конечно, куда я от своей мамы? Ну а, кроме того, после развода с женой я потерял веру в искренность чувств… Не знаю, что должно произойти, чтобы я снова поверил в любовь. Хотя очень мечтаю о дочке и чтобы мама была жива-здорова, ну и Кремль собрать.

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий