При каких критериях Наша родина могла бы выручить Лукашенко

Похоже, Александр Лукашенко понял всю глубину кризиса, в который погружается и его страна, и он лично как политик. Президент Белоруссии на публике заявил, что будет просить у русского фаворита Владимира Путина помощи в том, чтоб совладать с «цветной революцией».

Необходимо ли Рф помогать белорусскому управлению, и если да – то на каких критериях?

Президент Белоруссии Александр Лукашенко отторг предложенные Польшей и Прибалтикой посреднические услуги (напоминающие предложение о капитуляции). «Слушайте, у нас есть обычное правительство, сделанное по конституции. Нам не необходимы никакие забугорные правительства, никакие посредники. Мне кажется, что, не обижая управление этих республик, я желаю сказать: вы у себя порядок наведите, – заявил он. – Никакое правительство ни за рубежом, где бы то ни было, нам не надо, и управлять оно государством не будет никогда. Неуж-то историю не изучали?».

Помоги мне, помоги

И в то же время Лукашенко просит помощи у Москвы. Естественно, прямо говоря о том, что эта помощь в интересах самой Рф. «Практически по сценарию разворачивается злость против Беларуси. Нужно связаться с Путиным, президентом Рф, чтоб я мог с ним переговорить на данный момент. Поэтому что это уже угроза не только лишь Беларуси… Защита сейчас Беларуси – это не меньше, чем защита всего нашего места, Союзного страны, и пример остальным. Если белорусы не выдержат, покатится эта волна туда. Потому за нас так уцепились», – гласит Александр Лукашенко.

Еще не так давно нарисованной Лукашенко опасности Майдана было бы довольно для того, чтоб Наша родина, не задумываясь, посодействовала. Безвозмездно, по-братски «выручала бы белорусский люд от Майдана и его последствий». Путин повстречался бы с Лукашенко, обратился к белорусскому народу (а популярность русского фаворита там велика – не случаем Минск не публикует надлежащие соцопросы), отдал бы Союзному государству средств. И это наверное воздействовало бы на политическое положение белорусского президента в наилучшую сторону – благо белорусское население (в отличие от украинского) не воспитывали в русофобии.

Но на данный момент таковой реакции Рф нет. Да, Владимир Путин побеседовал с Лукашенко по телефону. Да, Лукашенко заявил, что «мы с ним условились: при первом же нашем запросе будет оказана всесторонняя помощь по обеспечению сохранности Республики Беларусь». Да, он гласит, что «Путин в курсе того, что происходит», и дает осознать, что русский фаворит его поддерживает.

Но Москва тезиса о «при первом же запросе» не подтверждает. Довольно посмотреть на официальное резюме разговора, чтоб осознать: русский президент занял нейтрально-благожелательную позицию в адресок официального Минска. Единственная его критика задела анонимных «деструктивных сил», которые стремятся нанести вред взаимовыгодному сотрудничеству 2-ух государств в рамках Союзного страны.

Не исключено, что эта позиция связана с тем, что обозначенными деструктивными силами являются, на самом деле, как западные страны (координирующие и частично финансирующие протесты), так и сам Александр Лукашенко, за крайние месяцы очень критиковавший Россию. Москве доставалось и за нежелание наращивать объемы субсидий белорусской экономики, и за типо вмешательство в белорусские выборы. Вишенкой сделалось взятие в конце июля в заложники 3-х с излишним 10-ов русских людей, которым не попросту вменили подготовку к организации беспорядков, но дали осознать, что могут выдать их Украине (две третьих задержанных вели войны на стороне ЛНР и ДНР). И хотя в конце концов их возвратили в Россию, осадок, что именуется, остался.

Необходимо ли Рф опосля такового помогать белорусскому фавориту?

Андреи Фомочкины

Одни молвят, что совершенно точно да. И аргументируют это в стиле Лукашенко – «по другому война, по другому Майдан, по другому в поход». Если Белоруссия падет в руки майданутых и ее развернут на Запад, то вдоль всех границ Рф от Балтийского до Темного моря будет протянут занавес, который отрежет Российскую Федерацию от Евросоюза. Занавес, который будет контролироваться никак не из Брюсселя (с этими-то можно условиться, благо общих интересов много), а из Вашингтона. Батька – непринципиально, неплохой, нехороший либо злой – является главной преградой на пути реализации этого очень противного для Рф сценария.

Остальные убеждают, что не надо. Что Лукашенко этого не заслуживает. Что Батька – политическая обуза. Сказки Лукашенко про «по другому Майдан» их не стращают. Белорусское общество глубоко пророссийское и идеологически далековато от Майдана – не говоря уже о том, что они отлично лицезреют, к какому днищу привели «революции плюсы» их южного соседа.

Если Лукашенко сковырнут, то в стране пройдут преждевременные выборы (Светлана Тихановская сходу гласила, что править не собирается). И если русские политтехнологи будут работать мастерски, то полностью можно создать ставку на какого-либо пророссийского политика (выброшенного Лукашенко из власти за пророссийские настроения), консолидировать вокруг него белорусское большая часть и привести через избирательные участки на пост президента.

Выбор из 2-ух предложенных вариантов навязывается обычный: необходимо помогать Белоруссии. Она – братская страна, а белорусы – братский люд. Не стоит отождествлять белорусов и Лукашенко.
Братских Рф Андреев Фомочкиных (тот директор белорусского «Республиканского центра олимпийской подготовки по легкой атлетике», который вынес русский триколор на параолимпийских играх в Рио) – и политика Лукашенко, который на данный момент подвергается в собственной стране большой критике со стороны собственных людей.

«Помогать Наша родина обязана, но не Лукашенко, а белорусскому государству. Если ситуация зайдет в тупик, конкретно РФ обязана выступить с мирными инициативами и высадить за стол переговоров стороны. Находить соглашение придется на публике и открыто. Условия – гарантии выполнения союзных обязанностей государством, безотносительно ФИО президента. Если же дойдет до штатской войны, то придется делать военные обязательства», – объясняет газете ВЗГЛЯД шеф-редактор российско-белорусского проекта «Сонар-2050» Семен Уралов.

По-партнерски

Что все-таки касается лично Лукашенко, то вправду, его сохранение у власти может рассматриваться Москвой как элемент помощи белорусскому народу – хотя бы исходя из убеждений сохранения стабильности в стране и обеспечения постепенного, а не конструктивного процесса перемен. Но белорусскому президенту стоит осознать, что помощи на базе принципа «это для вас самим необходимо не меньше, чем мне» не будет. Если Лукашенко желает получить российскую поддержку, за нее придется заплатить.

Александр Григорьевич сетовал на то, что Москва перевела братские российско-белорусские дела в статус партнерских – но он сам их перевел в тот момент, когда стал добиваться сохранения и роста субсидий и при всем этом давал только заверения о дружбе. В то же время покупая нефть у янки (в разгар российско-американского углеводородного конфликта), вычищая политическое место страны от пророссийских сил, поддерживая контрабанду нелегальных в Рф европейских продуктов через Белоруссию, заигрывая с антироссийскими националистами и т. п. «У белорусского управления двадцатилетний опыт имитации шагов навстречу, потому помогать необходимо лишь на базе принципа взаимности. При этом к любому шагу и виду помощи относиться по принципу «ты – мне, я – для тебя», – гласит газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник Высшей школы экономики Андрей Скриба.

И вот сейчас основной вопросец в том, что от Лукашенко добиваться в обмен на поддержку? Некие положения смотрятся явными – к примеру, прекращение антироссийской внутренней политики в Белоруссии. «Обычные условия ведения бизнеса русских компаний (которых в крайние месяцы часто обыскивают) и отношение к русским гражданам со стороны правоохранительных органов. Также свобода действий русской информационной инфраструктуры (СМИ, фонды), которых местные методично теснили из Белоруссии вкупе с пророссийскими силами», – объясняет Андрей Скриба.

Также естественным смотрится требование заняться в конце концов реальным углублением интеграции в рамках Союзного страны. С делегированием суверенитета, унификацией законодательств, переходу к единой валюте и т. п. Кому-то, естественно, может показаться, что фраза Лукашенко «никакое правительство ни за рубежом, где бы то ни было, нам не надо, и управлять оно государством не будет никогда» адресовалась не только лишь Западу, да и Рф. Но если белорусские коллеги опять будут гласить о том, что «россияне надевают пробковые шлемы» (другими словами лицезреют себя как колонизаторов), то Москва просто отойдет в сторонку и предложит Лукашенко самому разбираться с тем, что тот у себя в независящей Белоруссии натворил.

Не перегибать

Что все-таки касается остального перечня требований, то принципиально держать в голове о неких принципиальных обстоятельствах.

Во-1-х, не добиваться от Лукашенко то, что создаст для Рф трудности. В эту кассу, к примеру, подпадает требование к Батьке наконец признать Крым русским. Чудилось бы, на данный момент для этого самое время – украинский президент Зеленский не только лишь не признал победу Лукашенко на выборах, да и практически спровоцировал конфликт меж Россией и Белоруссией вокруг истории с «вагнеровцами». Россияне, ну и белорусы посчитали бы ответное признание Крыма справедливым.

Но справедливо – не означает прибыльно. Признание Крыма приведет к резкому обострению белорусско-украинских отношений, дилеммам для белорусских людей, массовой переброске украинских радикалов на стажировку в Белоруссию и, самое основное, сворачиванию Минского формата переговоров по Донбассу. Если Наша родина желает продолжать эти переговоры (а она пока желает), то вести их все-же лучше в Минске, а не в Вене либо Стокгольме.

Во-2-х, не надо также добиваться того, от чего же Рф не будет особенной полезности. К примеру, признания Южной Осетии и Абхазии независящими государствами. Дело даже не в том, что из-за этого Белоруссия (союзное нам правительство) окажется под санкциями и растеряет средства, которые, может быть, придется возмещать из русского бюджета. Выставив это требование ради того, чтоб потешить самолюбие, Наша родина просто израсходует обменную карту.

В конце концов, не надо добиваться того, что станет глупым унижением Лукашенко. И речь здесь не о циркулирующем уже в вебе требовании к Лукашенко «сбрить усы, ходить так некое время, глядеть на себя в зеркало и вспоминать, какую стоимость пришлось заплатить за оскорбления Рф». Речь о, к примеру, приватизации русскими компаниями белорусских заводов.

Необходимо осознавать, что белорусская индустрия – это гордость местного населения и частично собственность местного КГБ. Если Наша родина желает встраиваться с Белоруссией, не стоит с ходу лишать плюсы одних и средств остальных. Довольно создать так, чтоб Минск не мешал русским компаниям соперничать с местными по рыночным законам, также не брал в случае хозяйственных споров в заложники русских топ-менеджеров (как это было в 2013 году с Владиславом Баумгертнером).

Некие специалисты молвят о том, что умеренность в критериях обязана сопровождаться к тому же осторожностью во времени.

«Не думаю, что стоит помогать до того момента, как он успокоит ситуацию в стране. И речь здесь не о угнетении протестов – они только самое острое проявление недовольства, которое очень обширное. Необходимо взять паузу и поглядеть, остается ли Лукашенко общепризнанным президентом у себя в стране», – гласит Андрей Скриба. По его воззрению, спешить при помощи небезопасно – ведь «это быть может воспринято как поддержка нелегитимного президента, и только настроит их против Рф», также добавит к существующему расколу точное внешнеполитическое измерение, что может только ухудшить и радикализировать противоборство.

Но, с иной стороны, хороша ложка к обеду – Лукашенко нужна помощь Рф конкретно на данный момент. А означает, конкретно на данный момент он и готов договариваться о критериях данной нам поддержки. Если временно кинуть его на произвол судьбы, то следствием этого может стать риск свержения Лукашенко (а далее поддержка пророссийского кандидата и по списку), не исключено и установление в Белоруссии наиболее ожесточенного силового режима, получить от которого желаемую для Рф политику будет еще труднее.

Геворг Мирзаян, доцент Денежного института, ВЗГЛЯД

Источник: politcentr.ru

Добавить комментарий