Честь Рф важнее помидоров: Эрдоган играет с огнём

Открытая поддержка Турцией Азербайджана направила внимание почти всех профессионалов на цепочку событий, которая указывает наиболее брутальное поведение Анкары во наружной политике и определённые сигналы миру, построенные на внутренних делах, а именно изменение статуса музея храма Св. Софии и проведение там мусульманских молитв.


Материал о настоящем смысле происходящего за пределами нашей страны предоставлен Аналитической группой Катехон.

Заявления управления Турции о славных былых временах Оттоманской империи, которые необходимо возвратить, определённо соединены с этими факторами. Турция интенсивно ведёт политику по ряду направлений, в особенности не считаясь с интересами остальных игроков. Способы мягенькой и жёсткой силы искусно смешиваются. Особую роль играет силовой фактор, где у Анкары есть ряд инструментов и большенный опыт.

Деяния Турции в Сирии анализирует Институт исследовательских работ войны, который отмечает, что турецкие вооружённые силы (ТВС) продолжали дислоцироваться в провинции Большенный Идлиб в период с 1 апреля по 7 октября 2020 года, невзирая на то, что Турция заключила соглашение о деэскалации с Россией от 5 марта 2020 года. ТВС там имеют около дивизии – наиболее 20 000 военнослужащих, которые 7 октября 2020 г. находились в Идлибе на 67 военных позициях. Турция сохраняла лишь 61 военную позицию по состоянию на 1 апреля. Недавнешние развёртывания содержат в себе бывалые мотопехотные, бронетанковые и артиллерийские подразделения, возможно, созданные для сдерживания пришествия Асада. Новейшие турецкие подразделения были сосредоточены к югу от шоссе М4 в районах Сахль-эль-Габ, Джебель-эз-Завия и Джиср-эш-Шугур – более возможных мишенях пришествия приверженцев режима. Эти новейшие развёртывания, возможно, привели к наиболее высочайшему общему уровню войск даже опосля того, как Турция вывела «сотки» ТВС и прокси-сил 8 сентября и продолжила развёртывание сирийских боевиков в Ливии и Азербайджане.

Институт исследовательских работ войны из США 18 сентября отдал оценку того, что Наша родина и Турция, может быть, достигнули соглашения, позволяющего возобновить пришествие режима на переговорах 16 сентября. Следующие действия проявили, что Наша родина и Турция не пришли к урегулированию и сейчас пробуют оказать давление друг на друга, чтоб вынудить возобновить переговоры на прибыльных критериях. В то время как русские и сирийские силы участвуют в ограниченной кинетической эскалации вдоль южной полосы фронта Идлиба, чтоб оказать давление на Турцию, Турция усилила свои военные позиции при помощи ТВС и прокси-сил, чтоб оказать давление на Россию. 22 сентября ТВС развернули доп бронетанковые подразделения на собственных базах близ Арихи. Семь конвоев ТВС общей численностью не наименее 160 военных машин усилили разные турецкие позиции поблизости Арихи и Джиср-эш-Шугура 3 и 4 октября, турецкие конвои пополнения припасов обычно не превосходят 30 машин. Поддерживаемая Турцией «Сирийская государственная армия» также укрепила свои позиции и, как сообщается, «повысила свою боеготовность» в Джебель-эз-Завии 3 и 4 октября. Пришествие армии Сирии без согласованного разрешения Турции, возможно, будет недешево стоить обеим сторонам, беря во внимание значимые части артиллерии и бронетехники.

Что касается вовлечённости Турции в армяно-азербайджанский конфликт, как считает Фехим Тастекин,

основная цель хоть какой позиции Турции заключается в том, чтоб войти в уравнение сил на Кавказе, в дополнение к получению уступок от Рф в сирийском и ливийском конфликтах. Анкара может попробовать вполне дискредитировать Минскую группу и поменять её новейшей платформой урегулирования во главе с ней и Москвой.

При всем этом говорится, что цель Азербайджана и Турции – это полный захват Нагорного Карабаха, а не только лишь 7 захваченных районов рядом. Анкара довольна понижением воздействия Рф на регион, а само роль Турции на стороне Азербайджана ограничивает способности воздействия Москвы на Баку. Связь Анкары и Баку также базирована на экономических факторах.

Азербайджан и Турция поставили для себя цель – полный захват Нагорного Карабаха. Фото: Huseyin Aldemir / Shutterstock.com
Экономика играет роль не только лишь в связях Турции с государствами Южного Кавказа. Так, ряд арабских стран для ограничения воздействия Турции объявили о бойкоте продуктов данной страны. 9 сентября на встрече Арабской лиги представитель Египта предложил сформировать единый фронт противодействия Турции. Было официально заявлено о вмешательстве Турции в дела арабских стран.

Экспорт турецких продуктов в арабские страны в 2019 г. составил 17 миллиардов долл., что является 19% от общей суммы. Главным покупателем является Ирак, дальше идут ОАЭ, Египет и Саудовская Аравия. Саудиты уже ведут необъявленный бойкот экономическим связям с Турцией.

Ливия – отдельная тема турецкой экспансии. Как пишет Мустафа Фетури,

президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пользовался возможностью всей собственной жизни, шантажируя шаткое правительство государственного согласия подписанием морских договоров и договоров о сохранности в обмен на поддержку.

Это сделало мечту Турции о преобладании в Средиземном море реальностью, в то же время позволив Анкаре претендовать на огромные площади богатых нефтью и газом частей Восточного Средиземноморья, поставив ЕС в тяжелое положение с маленьким местом для манёвров.

Вопросцы Ливии дискуссировались на специальной министерской встрече 5 октября в Берлине, где присутствовали генеральный секретарь ООН и министр зарубежных дел Германии.

С учётом интересов Египта, Греции и Кипра в Средиземном море эта страничка истории ещё не закрыта. Есть риск эскалации последующих трений и разногласий. Разумеется, что односторонняя позиция Турции неприемлема не только лишь сиим странам, да и всему ЕС.

Вкупе с сиим необходимо учесть и позицию Турции по Крыму – Анкара не признаёт его частью Рф и имеет там свои интересы. Воздействие Турции на Крымском полуострове начало расти ещё в конце 1990-х гг. А переход Крыма в состав Рф сделал определённые неудобства по предстоящей «османизации» региона.

Хотя у Рф ограничены контакты с ЕС из-за санкций и недружелюбных действий ряда стран, всё же имеет смысл применить избирательный подход и сделать взаимодействие с некими акторами для выработки устройств сдерживания Турции. Сотрудничество с рядом арабских стран смотрится ещё наиболее многообещающим, потому что они не поддерживают санкции против ЕС и в случае необходимости могут просто поменять классические турецкие отрасли, пользующиеся спросом в Рф, – туризм и поставки сельхозпродукции. Диверсификация в эру эмерджентной многополярности пойдёт лишь на пользу русской экономике.

Аналитическая группа Катехон, Правитель Град

Источник: politcentr.ru

Добавить комментарий